REPORTAŻE | 2022-02-17

Олег Давтян: одним из самых светлых периодов в жизни наших народов были 70-е годы прошлого столетия.

Дорогие читатели, признаюсь сразу — беседовать с интересной персоной очень и очень легко, но приблизить личность  нашего героя читателям неимоверно трудно. Почему? 

Да потому, что личность эта слишком многогранна, и беседы наши вполне могли бы составить приличной толщины книгу, а то и не одну.  Электрик. Писатель. Переводчик. Художник. Музыкант. Дипломат. Публицист. Главный редактор престижного журнала. Преподаватель. Путешественник. Знаток польской культуры и этикета. Всё это (и многое, многое другое тоже) — о нём. Как говорили древние — ingenio sum hominem ingenio sum in omnia. 

Итак, гостем нашим сегодня будет Олег Саркисович Давтян!

Именно поэтому я решил построить беседу, придерживаясь (на сегодня) только одной грани его таланта — общественной работы на благо двух наших народов в Обществе советско-польской дружбы. 

 

ЯК: Здравствуйте, Олег Саркисович! Расскажите, пожалуйста, хотя бы кратко,  о себе — происхождение, образование,карьера.

ОД: Я родился 18 апреля 1939 года в Ленинградской области в семье педагогов. В годы войны отец защищал Ленинград все 900 дней фашистской блокады. После окончания школы служил в армии. С 1961 по 1966 год обучался в Ленинградском госуниверситете. Получил специальность «филолог — славист, переводчик польского языка». Обучался на курсах МИД Японии.

С 1965 по 1972 г.г. работал в Бюро международного молодежного туризма ЦК ВЛКСМ «Спутник». С 1972 по 1976 год работал в Доме советской культуры в Варшаве, преподавал русский язык на WSP в Щецине. С 1976 по 1978 год занимал должность заведующего отделом в Ленинградском отделении Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (ССОД).

С 1978 по 2004 год находился на дипломатической службе: работал консулом в Генеральном консульстве СССР в Гданьске, советником посольств в Варшаве и Софии, а также заместителем представителя МИД России в Санкт-Петербурге.

В 2004 году вышел в отставку в ранге советника дипломатической службы 1 класса, и организовал и возглавил выпуск информационно – аналитического журнала «Консул». Написал роман «Борьба и согласие» и 6 книг из серии «Библиотека дипломата», перевел на русский язык ряд произведений польских писателей и публицистов.

Являюсь Председателем Общества российско- польской дружбы, членом Ассоциации российских дипломатов, членом Союза художников России и других общественных организаций. Как художник и фотограф, неоднократно участвовал в выставках в Северной Европе и Юго-Восточной Азии.

Читаю лекции по протокольной и международной тематике в Санкт-Петербургской духовной академии, а также на различных курсах и семинарах в России и за рубежом.

Имею польские государственные награды, в том числе два ордена «За заслуги перед польской культурой» ( один от властей ПНР, второй от властей РП), Золотой знак ОПСД, «За заслуги перед Лигой защиты страны». Заслуженным деятелем ОРМО я стал после того, как помог правоохранительным органам поздней ночью в поезде Катовице — Варшава задержать опасного преступника. Являюсь почётным гражданином города Островец Свентокшиский.

 

ЯК: Почему Польша? Что послужило толчком к тому, чтобы связать свою жизнь с этой страной?

ОД: Моё знакомство с Польшей началось с освоения мира, окружающего и далёкого, который рисовало воображение вслед за чтением страниц школьных учебников и рассказов солдат, только что вернувшихся с трудных военных дорог. В рассказах этих усталых людей не было места словам: «Мы освобождали». Они говорили просто: «Мы проходили Польшу и дальше шли на Берлин». Позже стало известно, что в боях за освобождение этой страны от фашистских захватчиков погибло более шестисот тысяч наших солдат.

 

Несколько лет спустя, когда на наши экраны вышли польские фильмы «Первый день свободы», «Пепел и алмаз» и  «Закон и кулак», мое поколение могло своими глазами увидеть, как жестока была не только война, но и послевоенное время, как к сладкой радости примешивались горькие слёзы.

 

Стоило научиться читать, как детские стихи Юлиана Тувима, захватывающие повести Юзефа Крашевского, волнующие поэмы Словацкого и Мицкевича, проза Сенкевича и Пруса заняли почетное место в моей домашней библиотеке. В произведениях польских композиторов, услышанных по радио, Польша представала перед ним страной, полной романтики, прощание с которой может быть таким же трагическим, как в «Полонезе» Огинского.

 

В 1954 году я написал письмо в популярный в те годы журнал «Польша», который издавался и на русском языке.  Спросил, каким образом можно приехать в эту волшебную страну. Недели через две пришёл ответ: обратитесь в профсоюзную организацию по месту работы. Поскольку тогда я учился в восьмом классе, пришлось на какое-то время расстаться со своей мечтой.

 

Двадцать лет спустя, уже работая в Доме советской культуры в Варшаве, я рассказал эту историю Здиславу Романовскому – главному редактору журнала «Польша». И еще рассказал ему об одном важном событии, которое привело меня на отделение польского языка и литературы филологического факультета Ленинградского государственного университета и определило мою дальнейшую судьбу.

 

Утомившись от чтения скучных учебников накануне весенней экзаменационной сессии, я начал просматривать свежие польские журналы, которые в те времена продавались во всех книжных киосках. Мое внимание привлёк рассказ с интригующим названием «Нелюбимая». Его автор – Адольф Рудницкий —  поразил меня глубоким знанием психологии молодых людей, умением прочувствовать каждую фразу, произнесённую персонажами этого грустного повествования.   В какой-то момент мне показалось, что в переводе на русский язык в слова героев переданы недостаточно адекватно, какие-то нюансы могли быть утеряны, что-то искажено, поэтому захотелось прочесть этот рассказ в оригинале, понять все богатство языка, на котором общаются друг с другом Камиль и Ноэми.

В результате сразу же после сессии было принято решение о смене специальности – переходе с русского на польское отделение.  Так я стал студентом второго курса, в летнее время самостоятельно подготовившись к сдаче всех экзаменов за первый курс. Правда, для этого пришлось уехать на два месяца в Вильнюс и индивидуально заниматься с симпатичной учительницей польского языка, с которой познакомился во время фестиваля польских фильмов.

 

Самыми интересными университетским занятиями были лекции по литературе. Их читал бывший солдат Первой армии Войска Польского Вячеслав Оболевич — автор первого в нашей стране учебника польской литературы.   Польский язык преподавала тоже этническая полька – Гелена Казимировна Волошина.  А однажды к нам приехал сам Станислав Лем. Тогда еще никто из нас не подозревал, что совсем в недалеком будущем у нас возникнет общая программа освоения космического пространства, что еще раз будет прославлено имя Миколая Коперника и состоится  полёт в космос совместного советско-польского экипажа в составе П.И.Климука и Мирослава Гермашевского.

 

ЯК: Был ли интерес со стороны поляков к русской кульуре, языку, традициям? Сейчас над этим посмеиваются, а правды нынешнее поколение не знает. Чем для вас и для поляков в те годы было, собственно, Общество дружбы?

ОД: Мне кажется, что одним из самых светлых периодов в жизни наших народов были 70-е годы прошлого столетия. Работая в Доме советской культуры в  самом центре польской столицы, я видел, как с раннего утра до позднего вечера туда приходило множество людей, чтобы посмотреть новые советские фильмы, побывать на концертах, взять домой книги и журналы, посидеть с друзьями в кафе, приобрести русские сувениры.

Моя работа не ограничивалась Варшавой. Много мероприятий проводилось в воеводствах. Особенно популярными среди поляков были Дни советской культуры с участием творческих коллективов обеих стран.

Помню, как на такое мероприятие в городе Торунь  приехали Моника и Даниэль Ольбрыхские. Даниэль примчался из Варшавы на машине с некоторым опозданием, стремительно вбежал в зал, минуя ступеньки, прыгнул на сцену, дождался тишины. Из- за кулис медленно вышла Моника. «Жди меня, и я вернусь…» — начал Даниэль, обращаясь к девушке. В их исполнении  поэзия Симонова как бы обрела новую жизнь, зазвучала современно, затронув душу каждого, сидящего в зале.

Вообще, в те времена деятели польской культуры были частыми гостями в  доме №10 на улице Фоксаль. Они опробовали свой репертуар перед гастролями в СССР, выступали на праздничных мероприятиях, а то и запросто заходили в кафе на русские пельмени и рюмку «Столичной». Анна Герман, Марыля Родович, Ежи Кавалерович, Майя Комаровска, Януш Пшимановский, Витольд Филлер, Ян Энглерт – разве перечислишь всех звёзд, которых блистали на этой сцене… Однажды актриса Люцина Винницка заметила: «Как хорошо, что вы нас приглашаете, а то все вместе мы общаемся только на свадьбах, да похоронах». Особого приглашения и уговоров никому из «звёзд» не требовалось. Достаточно было просто позвонить и договориться о конкретной дате. Причем без всякого гонорара.

ЯК: А были ли какие-то особенные моменты, которые запомнились вам больше всего? Какие-то связанные с ними личные эмоциональные переживания?

ОД:  Я давно заметил, как чудесно поляки читают стихи. Особенно дети – искренне и эмоционально. Однажды мне довелось присутствовать на конкурсе чтецов в одной из школ города Староховице, носящей имя Героев Вестерплятте. Дети вели себя на сцене так, будто сами все это пережили. А когда один из юных актеров воскликнул: «Почему мы должны сложить оружие? Будем биться до ней капли крови!» — в зале плакали родители, совсем молодые папы и мамы, дети тех, кто с оружием в руках сражался за свободу их Родины.

Особенно сильное впечатление на меня производили встречи в польской «глубинке». Однажды меня пригласили в молодежный лагерь для трудных подростков в Подгроде. Помню, как вошел в большой зал, заполненный молодыми людьми в одинаковой робе и с грустными глазами.  Поначалу они молча слушали, а потом долго расспрашивали о жизни своих сверстников, а в конце встречи устроили для меня концерт.  Запели по-русски: «Не плачь, девчонка», потом исполнили популярные польские песни, а на прощание вручили треугольный вымпел с логотипом лагеря, на котором написали: «Помните о Подгроде и о нас». Помню, мои дорогие, и очень жалею, что нынче не бываю в Польше: никто не зовет, да и дел особых нет. Последний раз был в 2016 году на международной конференции в Гданьске, встретился со старыми друзьями.

ЯК: Нашим читателям, безусловно, всегда интересно получать информацию от непосредственных участников тех или иных событий, связанных с Польшей. Кого, как не  вас, попросить  — расскажите, пожалуйста, об истории Общества. Как всё начиналось, каковы были цели и задачи, как декларируемое соотносилось с действительностью?

ОД:  До 1956 года координацию зарубежных контактов советской общественности осуществляла Всероссийская организация культурных связей с заграницей (ВОКС), созданная в 1925 году. С учётом новых реалий, ВОКС был преобразован в Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД), который оказал большую поддержку общественности страны в формировании движения, получившего название народная дипломатия, вследствие чего стали создаваться организации дружбы.

Одной из первых таких организаций явилось Общество советско-польской дружбы. созданное в 1957 году. Согласно Уставу, в Общество могли быть приняты коллективные члены – предприятия и организации. В то же время не исключалось и индивидуальное членство, однако формально оно никак не обозначалось: просто любой желающий мог примкнуть к одному из кружков этой организации.

Инициаторами и учредителями ОСПД были известные советские учёные, деятели литературы и искусства, видные советские военачальники, представители промышленного и сельскохозяйственного производства, цель которых — сплачивать вокруг себя тех представителей российской общественности,  кто готов вести дружеский диалог с представителями польской общественности для того, чтобы сохранить общие для народов России и Польши исторические и культурные ценности, развивать деловые, научные и культурные связи…

Первым председателем Центрального правления был избран председатель Совета Союза Верховного Совета СССР П.И.Лобанов. Первыми заместителями председателя были избраны прославленный полководец, дважды Герой Советского Союза, маршал СССР И.С.Конев и  выдающийся учёный-славист, почётный доктор многих зарубежных вузов профессор И.Ф.Бэлза. Основной задачей Общества являлось вовлечение советской общественности к продвижению идей дружбы между нашими народами, взаимодействие с государственными учреждениями в деле реализации соглашений о научном и культурном сотрудничестве между обеими странами.

Предпосылки для строительства таких отношений возникли, как хорошо известно,  еще в ходе совместной борьбы советского и польского народов против немецко-фашистских захватчиков (1943-1945 годы). Представителям народного Войска Польского было предоставлено почётное право участия в Параде Победы 24 июня 1945 года.

В составе различных комиссий и секций, созданных при Центральном правлении Общества советско-польской дружбы, на общественных началах трудились многие выдающиеся деятели науки, литературы и искусства: Александра Пахмутова,  актрисы Вера Васильева и Людмила Касаткина, поэт и композитор Михаил Ножкин, художники Виктор Макеев и Эдуард Панов.      Весомый вклад в развитие дружественных отношений внесли академик Б.Н.Топорнин, лётчики-космонавты СССР Г.Т.Береговой и Б.В.Волынов. Руководствуясь положениями Договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и ПНР, Общество советско-польской дружбы  определяло свои формы и методы работы. В первую очередь, оно установило тесные связи с действовавшим к тому времени в Польше Обществом польско-советской дружбы.

В рамках совместной деятельности на ниве польско-советской дружбы мне посчастливилось работать с замечательными поляками – дипломатами  Херонимом Граля, Эугениушем Мельцареком, Ежи Смолинским, Марией Ялошинской, Ежи Скотареком, Болеславом Капитаном и Ярославом Дроздом, с политиками Петром Нуровским и Янушем Земке, активистами ОПСД Антоном Юрьевым,  Бенедиктом Блондеком, Ежи Мотовидло и Борисом Сынаком, деятелями культуры Веславом Возняком, Ежи Филлером, Янушем Пшимановским и Каролем Шиндележем – всех друзей просто невозможно перечислить!

 

ЯК: В советское время существовала практика городов-побратимов. Мой родной Краснодар, например, был городом-побратимом Бургаса (Болгария). Имелись ли у нас в СССР такие связи с Польшей?

ОД: Запомнились тесные связи Ленинграда с его побратимами – Варшавой, Гданьском, Краковом, которые продолжают сохраняться и сегодня. К ним добавились молодежные контакты Ленинградской области с Нижнесилезским воеводством. В памяти – многочисленные поезда дружбы, когда железнодорожные составы везли туда-сюда по 300 человек и никому не требовались визы. Более пяти лет я работал переводчиком на этих маршрутах, где кроме знакомства с достопримечательностями и шопинга каждый вечер проходили дружеские молодежные встречи, которым, казалось, не будет конца и края.

 

ЯК: Насколько я помню, были еще и совместные музыкальные фестивали — ведь в СССР прекрасно знали Марылю Родович, Чеслава Немена и других. Даже Высоцкий упоминал в одной из своих сатирических песен это явление, помните? «Вот сижу я в Сопоте и глотаю пыль…»

 

ОД:  Я хорошо помню, как в течение более трёх десятилетий в городе Зелёная Гура ежегодно проводились фестивали советской песни, ставшие уникальнейшим событием в культурном польско-советском сотрудничестве и замечательным проявлением уважительного отношения поляков к советской культуре.  Инициатором и основным организатором конкурсов и фестивалей советской песни неизменно являлось Главное правление Общества польско-советской дружбы. В рамках предшествовавших им на разных уровнях конкурсов за право выступить на этом песенном празднике боролись тысячи молодых самодеятельных исполнителей. При этом важно отметить, что значительную поддержку организаторам фестиваля оказывали польские власти. В заключительных концертах фестивалей всегда участвовали выдающиеся мастера советской  эстрады, в том числе Муслим Магомаев, Алла Пугачёва, Иосиф Кобзон, Эдита Пьеха, Нани Брегвадзе, Тамара Гвердцители и многие другие. В качестве почётных членов фестивалей по приглашению польской стороны на фестивалях побывали многие известные советские композиторы. Среди них – Александра Пахмутова, Евгений Птичкин, Александр Флярковский, Владимир Мигуля, Евгений Дога. А как «болели» за наших участников на знаменитом Сопотском фестивале! Когда «Евровидение» транслировало эти концерты из «Лесной оперы», улицы советских городов пустели: все усаживались у телевизоров.

Советская общественность также стремилась создать Фестиваль польской песни. Реализовать эту идею, в какой-то степени, удалось, благодаря инициативности и настойчивости председателя Центрального правления Общества советско-польской дружбы  А.Н.Аксёнова, с которым я имел честь работать в нашем Посольстве в Варшаве в 80-х годах. Первый такой фестиваль открылся в Витебске. К сожалению, после распада Советского Союза и смены власти в Польше оба фестиваля были закрыты. Тем не менее, в Витебске  нынче проходят популярные «Славянские базары», в том числе и с участием польских исполнителей, а в Зелёной Гуре память о Фестивале все еще хранит Зелёный театр, который носит имя Анны Герман. Именно оттуда начался её блистательный путь в большое искусство, а, накануне первых гастролей в СССР, она провела репетицию в Доме советской культуры в Варшаве, на которой я имел честь присутствовать и обсудить технические детали предстоящего турне.

 

ЯК: А что стало с Обществом после распада СССР и смены строя в Польше? Существует ли какой-то аналог его  в наше время?

ОД: После смены польского общественно-политического строя сторонники дружеских отношений с Россией и бывшими союзными республиками реорганизовали Общество польско-советской дружбы во Всепольское общество сотрудничества «Польша-Восток» и создали Общество «Польша — Россия». Свою работу эти организации проводят в тесном взаимодействии с представительством Федерального Агентства Россотрудничество МИД РФ в Польше и подведомственными ему Российскими центрами науки и культуры в Варшаве и Гданьске.

После распада СССР и наше Общество дружбы, как и многие другие, оказались в незавидном положении: в 1990 году Правительство новой России отказалось оказывать финансовую поддержку ССОДу . «С молотка» ушли замечательные дворцы – исторические памятники в центре Москвы и Санкт-Петербурга , где десятилетиями размещались Дома дружбы. Правительство  также  запретило предприятиям и учреждениям, являвшимся коллективными членами этих организаций, оказывать ему материальную поддержку. Тем не менее, российским организациям удалось найти свое место в общественно- политическом ландшафте,  а также продолжить прерванный в 2014 году дружеский диалог с польской общественностью, способствовать сотрудничеству с польскими деятелями науки, литературы и искусства в условиях прекращения официальных контактов между Россией и Польшей. В этой связи Санкт-Петербургское ОРПД концентрирует работу на участии членов Правления и активистов Общества в мероприятиях,  организованных представителями польской диаспоры ,  польскими дипломатами, организациями и движениями в России и Польше, которые стремятся к возобновлению и активизации деловых, научных и культурных связей.

С этой целью ОРПД, используя СМИ, и прежде всего, информационно- аналитический журнал «Консул», ведёт целенаправленную работу по достоверному информированию общественности региона о событиях в Польше и популяризации российско- польских культурных и научных связей. Особенно большую работу проводит Московская региональная общественная организация «Общество культурного и делового сотрудничества с Польшей» (ОКДСП), которая, также, как и Санкт-Петербургское ОРПД — является правопреемником Общества советско-польской дружбы (ОСПД), созданного в СССР в декабре 1957 года.

ЯК: Несколько наивный вопрос, ответ на который очевиден, но всё же, в заключение — чем для вас является Польша?

ОД: Польша оставила глубокий след в жизни моей семьи. Ведь я проработал там в общей сложности 14 лет. Сын мой тоже работал  в Посольстве России в Варшаве 8 лет, и нынче переводит книги популярных польских писателей, учёных и деятелей культуры, делая их доступными для широкого круга русскоязычных читателей.  Мой внук родился в Варшаве. Все они, и моя супруга, прекрасно говорят по-польски.

ЯК: Спасибо большое за беседу!

ОД: Вам спасибо!

 

Профессор Хероним Граля, Ян Карбовницкий, Олег Давтян, Краснодар, 2018 г.

 

Ян Карбовницкий, февраль 2022 г.

Фото из личной коллекции Олега Давтяна.