HISTORIA | 2017-03-24

„Листая старую тетрадь…”

Жительница Белоглинского района сохранила рукописи поляка Адама Гнатковского, участника Первой мировой войны и революционных событий на Кубани. Корреспондент «КН» почитал пожелтевшие от времени тетради и увидел в них уникальный исторический материал.

 

На снимках:  – Таисия Лахман из села Новопавловка сохранила рукописи; – Житель Варшавы Вольдемар Гнатковский нашел могилу своего деда в Белоглинком районе

 

 

 

Из Польши в плену

Жительница Белоглинского района сохранила рукописи поляка Адама Гнатковского, участника Первой мировой войны и революционных событий на Кубани. Корреспондент «КН» почитал пожелтевшие от времени тетради и увидел в них уникальный исторический материал.

Из Польши в плену

Воспоминания своего родственника нашел в селе Новопавловка Белоглинского района гость из Польши, исследователь истории Вольдемар Гнатковский. Он приехал на могилу деда и познакомился с семьей, где последнее время жил его предок:

– Гостеприимные хозяева пригласили домой и, между делом, показали воспоминания, написанные рукой деда. Мне читали тетради, а я будто общался с родным человеком, которого никогда не видел…, – с акцентом рассказывает корреспонденту «КН» Вольдемар Гнатковский.

Житель Варшавы бывает в Белоглинском районе. Приходит к могиле своего родственника и проведывает семью Лахман, где хранят пожелтевшие от времени записи.

– Дедушка Адам был мудрым, образованным человеком. Знал иностранные языки, работал главным агрономом. Детьми, мы с открытыми ртами слушали рассказы о его необычной судьбе, – жительница села Новопавловка Таисия Лахман была знакома с Гнатковским.

Она знает, что поляк Адам Гнатковский, в Первую мировую войну воевал на стороне Австро-венгерской армии, попал в плен к русским. Потом оказался в селе Новопавловка. После Гражданской войны уехал на Дальний Восток. Был репрессирован, попал в сталинские лагеря. Отсидев в ГУЛАГе, в 50-х годах вернулся в Белоглинский район.

На русском фронте

Сами воспоминания представляют собой исписанные размашистым почерком тетради: «Похождения человека в 1-ю Мировую войну и его дальнейшая судьба», – читаю надпись на титульном листе.

Адам Гнатковский родился в Польше в 1896 году. Когда началась война, его призвали на службу в Австро-венгерскую армию: «… Весной 1916 года, на Пасху, утром я вышел из землянки, и удивился. Русские и наши солдаты ходят открыто, будто нет войны, а кругом мирный лагерь. Австрийские солдаты шли в гости к русским, угощали их сигаретами, вином. А те давали махорку, чай, черный хлеб. Так было полдня, пока кто-то не выстрелил, и все снова спрятались в окопы…».

Гнатковский пишет, что после этого братания, он убедился: русские и поляки очень похожи. В большинстве своем, такие же хлеборобы, славяне. Судьба будто готовила молодого поляка к тому, что скоро вчерашние противники станут для него близкими людьми.

Лето 16-го года круто изменило жизнь Адама Гнатковского: «… Из-за бугра, на лошадях выскочила сотня Донских казаков и понеслась в атаку на отступающую роту. Я очутился среди бежавших в панике солдат. Казаки наступали, рубили шашками. Я упал от удара пикой в спину и стал задыхаться от нехватки кислорода. Воздух не попадал в легкие, выходил через дыру в спине. Я прижался раной к стенке окопа, и только тогда стал дышать нормально…».

Раненого противника подобрали русские санитары и отправили в тыл. После скитаний по госпиталям и пересылкам, Гнатковского, вместе с другими пленными, направили на сельхозработы на Северный Кавказ. В апреле 1917-го года он попал батраком в село Новопавловка Белоглинского района.

Адам Гнатковский подробно описывает необычный для него, как иностранца, быт и образ жизни крестьян в дореволюционной России: «Подошел солдат и спросил: «У меня работать будешь?» Я не возражал. Он сходил к старшине, сказал ему. Потом взял мой чемоданчик, шинель и повел к себе. Это был Приходько Никита Андреевич, он ехал на кавказский фронт, отпросился домой и как раз попал на дележ пленных…».

Хозяин ушел на войну, оставив молодого поляка помогать семье: «На уборке хлебов я работал с бабами на вязке снопов. Жили мы всю уборку в степи, только на воскресенье приезжали домой. Вязать снопы я не умел, выручали женщины. Одно время, от обиды, даже хотел убежать с поля, потому что не поспевал за их ловкими движениями…» – читаю воспоминания.

Ценные записи

Краеведы Белоглинского района изучили рукописи, и узнали новые подробности малоизвестных событий Гражданской войны:

– В записях Адама Гнатковского есть подтверждение того, что под селом Белая Глина, летом 1918 года формировалась «Стальная дивизия» под командованием красного командира Дмитрия Жлобы, – делится впечатлениями от прочитанных материалов председатель Белоглинского общества историков-архивистов Алексей Чистяков.

Он всерьез увлекается историей Гражданской войны и, говорит, что найти свидетельства непосредственного участника тех событий, для него большая удача:

«Единственной настоящей боевой единицей Красной армии на Северном Кавказе, была «Стальная дивизия», организованная Жлобой Дмитрием Петровичем из остатков Дербентского и Кубанского полков. В нее входили рабочие станции Тихорецкой, батраки и беднота станиц Павловской, Тихорецкой, Терновской, Ильинской, сел Новопавловка и Белая Глина.

5 июля в эту дивизию добровольно вступил я, и трое парней из села Новопавловка. Единой формы у нас не было, почти все были в домашней одежде и обуви, я носил форму австрийской армии и этим выделялся среди окружающих», – воспоминает Гнатковский.

Вот как описывает сражение частей «Стальной дивизии» с наступающей со стороны Донской области, Добровольческой Армией генерала Деникина: «Первый бой был 7 июля 1918 года под Белой Глиной. Разведка Белых хорошо знала расположение войск. Части нашей дивизии находились в центре фронта, на правом фланге стояли подразделения самообороны, вооруженные только винтовками, без пулеметов и артиллерии. Белые открыли орудийный огонь по всему фронту и двинули кавалеристские лавины. Самооборона дрогнула и в панике отступила. Наш 2-й батальон был окружен и полностью погиб в Белой Глине. Уцелевшие роты других батальонов отступили до станции Ивановской, на следующий день двинулись в станицу Павловскую… ».

Краски истории

Сканированные рукописи Адама Гнатковского пополнили архив Белоглинского общества историков-архивистов. По словам специалистов, интересующихся историей родного края, подобные материалы уникальны, они воссоздают события, которые со временем стираются из памяти, и рискуют кануть в Лету:

– На самом деле, мы очень мало знаем о Гражданской войне на Кубани. И воспоминания Адама Гнатковского, участника тех событий, при грамотном подходе, добавят ярких красок в историю не только нашего района, но и всего Краснодарского края, – по мнению председателя Белоглинского общества историков-архивистов Алексея Чистякова, из личных воспоминаний складывается подробная и красочная мозаика прошлого, в котором, как известно, не бывает мелочей.

Врезка: «Кубанские новости» объявляют акцию «Листая старую тетрадь». Если в ваших семейных архивах хранятся дневники, воспоминания родных, знакомых, сообщите в редакцию. Материалы будут опубликованы на страницах газеты, ими смогут воспользоваться краеведы и неравнодушные люди, которые интересуются историей Краснодарского края.

 

Житель Варшавы бывает в Белоглинском районе. Приходит к могиле своего родственника и проведывает семью Лахман, где хранят пожелтевшие от времени записи.

– Дедушка Адам был мудрым, образованным человеком. Знал иностранные языки, работал главным агрономом. Детьми, мы с открытыми ртами слушали рассказы о его необычной судьбе, – жительница села Новопавловка Таисия Лахман была знакома с Гнатковским.

Она знает, что поляк Адам Гнатковский, в Первую мировую войну воевал на стороне Австро-венгерской армии, попал в плен к русским. Потом оказался в селе Новопавловка. После Гражданской войны уехал на Дальний Восток. Был репрессирован, попал в сталинские лагеря. Отсидев в ГУЛАГе, в 50-х годах вернулся в Белоглинский район.

На русском фронте

Сами воспоминания представляют собой исписанные размашистым почерком тетради: «Похождения человека в 1-ю Мировую войну и его дальнейшая судьба», – читаю надпись на титульном листе.

Адам Гнатковский родился в Польше в 1896 году. Когда началась война, его призвали на службу в Австро-венгерскую армию: «… Весной 1916 года, на Пасху, утром я вышел из землянки, и удивился. Русские и наши солдаты ходят открыто, будто нет войны, а кругом мирный лагерь. Австрийские солдаты шли в гости к русским, угощали их сигаретами, вином. А те давали махорку, чай, черный хлеб. Так было полдня, пока кто-то не выстрелил, и все снова спрятались в окопы…».

Гнатковский пишет, что после этого братания, он убедился: русские и поляки очень похожи. В большинстве своем, такие же хлеборобы, славяне. Судьба будто готовила молодого поляка к тому, что скоро вчерашние противники станут для него близкими людьми.

Лето 16-го года круто изменило жизнь Адама Гнатковского: «… Из-за бугра, на лошадях выскочила сотня Донских казаков и понеслась в атаку на отступающую роту. Я очутился среди бежавших в панике солдат. Казаки наступали, рубили шашками. Я упал от удара пикой в спину и стал задыхаться от нехватки кислорода. Воздух не попадал в легкие, выходил через дыру в спине. Я прижался раной к стенке окопа, и только тогда стал дышать нормально…».

Раненого противника подобрали русские санитары и отправили в тыл. После скитаний по госпиталям и пересылкам, Гнатковского, вместе с другими пленными, направили на сельхозработы на Северный Кавказ. В апреле 1917-го года он попал батраком в село Новопавловка Белоглинского района.

Адам Гнатковский подробно описывает необычный для него, как иностранца, быт и образ жизни крестьян в дореволюционной России: «Подошел солдат и спросил: «У меня работать будешь?» Я не возражал. Он сходил к старшине, сказал ему. Потом взял мой чемоданчик, шинель и повел к себе. Это был Приходько Никита Андреевич, он ехал на кавказский фронт, отпросился домой и как раз попал на дележ пленных…».

Хозяин ушел на войну, оставив молодого поляка помогать семье: «На уборке хлебов я работал с бабами на вязке снопов. Жили мы всю уборку в степи, только на воскресенье приезжали домой. Вязать снопы я не умел, выручали женщины. Одно время, от обиды, даже хотел убежать с поля, потому что не поспевал за их ловкими движениями…» – читаю воспоминания.

Ценные записи

Краеведы Белоглинского района изучили рукописи, и узнали новые подробности малоизвестных событий Гражданской войны:

– В записях Адама Гнатковского есть подтверждение того, что под селом Белая Глина, летом 1918 года формировалась «Стальная дивизия» под командованием красного командира Дмитрия Жлобы, – делится впечатлениями от прочитанных материалов председатель Белоглинского общества историков-архивистов Алексей Чистяков.

Он всерьез увлекается историей Гражданской войны и, говорит, что найти свидетельства непосредственного участника тех событий, для него большая удача:

«Единственной настоящей боевой единицей Красной армии на Северном Кавказе, была «Стальная дивизия», организованная Жлобой Дмитрием Петровичем из остатков Дербентского и Кубанского полков. В нее входили рабочие станции Тихорецкой, батраки и беднота станиц Павловской, Тихорецкой, Терновской, Ильинской, сел Новопавловка и Белая Глина.

5 июля в эту дивизию добровольно вступил я, и трое парней из села Новопавловка. Единой формы у нас не было, почти все были в домашней одежде и обуви, я носил форму австрийской армии и этим выделялся среди окружающих», – воспоминает Гнатковский.

Вот как описывает сражение частей «Стальной дивизии» с наступающей со стороны Донской области, Добровольческой Армией генерала Деникина: «Первый бой был 7 июля 1918 года под Белой Глиной. Разведка Белых хорошо знала расположение войск. Части нашей дивизии находились в центре фронта, на правом фланге стояли подразделения самообороны, вооруженные только винтовками, без пулеметов и артиллерии. Белые открыли орудийный огонь по всему фронту и двинули кавалеристские лавины. Самооборона дрогнула и в панике отступила. Наш 2-й батальон был окружен и полностью погиб в Белой Глине. Уцелевшие роты других батальонов отступили до станции Ивановской, на следующий день двинулись в станицу Павловскую… ».

Краски истории

Сканированные рукописи Адама Гнатковского пополнили архив Белоглинского общества историков-архивистов. По словам специалистов, интересующихся историей родного края, подобные материалы уникальны, они воссоздают события, которые со временем стираются из памяти, и рискуют кануть в Лету:

– На самом деле, мы очень мало знаем о Гражданской войне на Кубани. И воспоминания Адама Гнатковского, участника тех событий, при грамотном подходе, добавят ярких красок в историю не только нашего района, но и всего Краснодарского края, – по мнению председателя Белоглинского общества историков-архивистов Алексея Чистякова, из личных воспоминаний складывается подробная и красочная мозаика прошлого, в котором, как известно, не бывает мелочей.

Врезка: «Кубанские новости» объявляют акцию «Листая старую тетрадь». Если в ваших семейных архивах хранятся дневники, воспоминания родных, знакомых, сообщите в редакцию. Материалы будут опубликованы на страницах газеты, ими смогут воспользоваться краеведы и неравнодушные люди, которые интересуются историей Краснодарского края.

Денис Батов. Фото автора.