HISTORIA | 2018-08-14

Николай Новиченков. «Польский след» в истории Верхотурья (часть 3)

Часть III. Поляки в Верхотурье в первой половине XX в.

В августе 1914 г. 38 государств закрутили гигантскую мясорубку, в которую оказались вовлечены 1,5 миллиарда человек. Лихорадка Первой Мировой войны докатилась и до Урала. В 1915 г. первые эшелоны с военнопленными стали пребывать в Верхотурский уезд. Среди них были и поляки, служившие в австро-венгерских частях.

Распределением военнопленных ведала межведомственная комиссия при штабе округа в Казани. По „Наказу о содержании военнопленных…” предписывалось „строго следить, чтобы военнопленные не появлялись вне места работы и водворения или после 8 часов вечера в штатском платье и без охраны…”. Однако в практике российского плена четко прослеживались этнополитические мотивы: условия содержания пленных славян отличались от условий содержания собственно австрийцев, немцев, венгров. Различные послабления должны были „воспитывать в желательном для России духе”. Пленные поляки, чехи, словаки содержались отдельно от остальных. В самом Верхотурье находились пленные австрийцы, немцы, венгры (115 офицеров и 1270 рядовых). Военнопленных использовали на вспомогательных работах: лесоперевозке, разгрузочно-погрузочных работах, строительстве, сельском хозяйстве.

Вокзал г. Верхотурье

 

Поляков и чехов можно было встретить на севере Верхотурского уезда в населенных пунктах так называемого Богословского горного округа: в Надеждинске, Турьинских рудниках, Богословске…

Февральская революция 1917 г. в России и свержение самодержавия отразились на судьбе военнопленных. С одной стороны, они получили больше прав, с другой – резко ухудшилось питание, увеличилось количество побегов.

После октябрьских событий в Петрограде все чаще стал подниматься вопрос об эвакуации военнопленных на родину (шли переговоры с Германией и её союзниками о сепаратном мире).

С мая 1918 г. при содействии Шведского Красного Креста началась отправка военнопленных из России. Большинство уехало, а тех, кто остался, закрутил вихрь начавшейся Гражданской войны.

 

 

На фотографии Верхотурского Николаевского монастыря, сделанной предположительно во второй половине 1917 г. или начале 1918 г. – Войцех Кшысчак, 1884 года рождения. Населенный пункт, где он проживал – Слопнице Шляхецке, Лимановский повят, был в то время территорией Австро-Венгрии. Войцех был призван в 1914 г. Служил капралом в 10 роте 20 пехотного полка. До родины он так и не добрался, а последняя весточка от него была в 1918 г. с Кубани.

 

 

Советское правительство признало независимость Польши, однако в 1920 г. политическая ситуация в Польше и на Украине привела к советско-польской войне. Пленные поляки вновь оказались в Верхотурье.

Верхотурский лагерь начал свою работу с декабря 1920 года. Согласно акту от 5 марта 1921 года, лагерь располагался в гостинице Николаевского монастыря. Но по постановлению испол­кома данное помещение предполагалось для райкоммуны, а лагерь переводился в казармы, «под лагерь военнопленных не подходящие в смысле санитарного состояния и совершенно непригод­ные для жилья». В декабре в Верхотурье начинают перевозить польских военнопленных неболь­шими группами по 40–80 человек. Первая партия была отправлена в конце ноября и включала в себя 77 человек. Следующая партия состояла из 26 военнопленных, она прибыла в Верхотурье, согласно рапорту коменданта Верхотурского лагеря, 25 декабря 1921 года. Третья партия вклю­чала 58 человек и прибыла в Верхотурье 8 декабря. 11 декабря из Екатеринбургского губернского концентрационного лагеря №1 была отправлена еще одна партия, по спискам в нее входило 87 человек, но напротив 11 фамилий есть запись «не числить», и итоговая цифра составила 76 че­ловек. 3 января 1921 года в Верхотурье прибыла еще одна партия из 61 человек, из них – 1 умер, 2 скрылись в дороге. После этого была еще партия из Екатеринбурга в количестве 81 человека. Последняя группа из Екатеринбургского лагеря выехала 2 февраля 1921 года. Кроме этого, была партия из Нижнетагильского концентрационного лагеря №2 в составе 25 человек от 22 февраля 1921 года. Таким образом, к началу марта, когда был составлен акт Комиссией по обследованию лагеря, в нем находилось 384 военнопленных-поляка. Общее количество поляков, отправленных в течение декабря-февраля в Верхотурье, по спискам, с учетом бежавших и умершего, составило 401 человек.

 

 

Детская трудовая колония (бывш. Николаевский монастырь) парад физкультурников

 

 

Труд был главной основополагающей советской пенитенциарной системы, но из-за отсутствия обмундирования польских военнопленных было невозможно использовать на производ­стве. Это отмечал еще заведующий подотделом принудительных работ А.М. Зверев в докладной записке от 4 ноября 1920 года. Среди польских заключенных были разные специалисты, которых можно было привлекать на работы, кроме того, некоторые хотели поступить в ряды Красной Ар­мии. Проблему снабжения заключенных одеждой администрация старалась решать. В докладе А.М. Зверев объясняет, что подотдел принудительных работ делал запросы в Екатеринбургский Губэвак и в Главное управление принудительных работ, но ответа не получил. Губэвак 12 октя­бря 1920 года только «ответил, что никаких мероприятий по снабжению лагеря не делалось, со­гласно телеграмме Центрэвака от 16 августа сего года о прекращении снабжения лагерей всеми видами продовольствия, и что никаких распоряжений о снабжении их, кроме указанной теле­граммы, не поступало». Однако в докладе заведующего подотделом принудительных работ от 1 августа 1921 года указано, что по сметам на вещевое довольствие было получено из Окружного вещевого склада Уральского военного округа за 1920 год: шапок, гимнастерок, шаровар, кальсон, нательных рубах по 300, полушубков 357, валенок 354, лаптей 738, матрасов 200, портянок 600, полотенец 200.

 

Детская трудовая колония (бывш. Николаевский монастырь) утренняя зарядка

 

Судьбу Верхотурского концентрационного лагеря №3 для военнопленных можно описать в нескольких предложениях: «На 1 октября 1920 года в лагере №1 содержались военнопленные поляки в количестве 542 человек, часть их, то есть те, которые были обмундированы, работали на лесозаготовках при Монетном лесничестве, близь города Екатеринбурга. 11 декабря 1920 года была отправлена 1 партия военнопленных в город Верхотурье, где для них был открыт специ­альный лагерь, а впоследствии все военнопленные были сконцентрированы в этом лагере. 15 июня 1921 года все военнопленные поляки были отправлены на родину и лагерь окончательно ликвидирован».

Таким образом, можно сказать, что Верхотурский концентрационный лагерь №3, созданный для военнопленных поляков, был временным явлением, и после заключения Рижского мира все польские подданные покинули пределы России. В судебной практике молодого Советского го­сударства это был фактически первый опыт содержания иностранных военнопленных под стра­жей. Поэтому польские подданные были приравнены в своих правах к осужденным и содержа­лись согласно общепринятым принципам пенитенциарной системы в России.

Годы политических репрессий в СССР прошли по всей многонациональной стране железным катком. Были среди них и поляки. Не имели значения ни возраст, ни место работ. Вот список сотрудников Верхотурской детской трудовой колонии – жертв политических репрессий. Например – Зеленский Михаил Михайлович, 1907 г.р., поляк. Место рождения: Украинская ССР, Одесская область, Комидьяровский райн, с. Ламзаки. Проживал в Свердловской области в г. Верхотурье. Работал в трудколонии НКВД чернорабочим. Арестован 7 октября 1937 года, осужден 10 ноября 1937 года. Мера наказания – 10 лет ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь).

Крестовоздвиженский храм на территории детской трудовой колонии (бывш. Николаевский монастырь)

 

В ходе так называемого «освободительного похода Красной армии», когда в 1939 году были присоединены Западная Украина и Западная Белоруссия, в плен попало много польских военных. От нескольких пожилых верхотурцев я слышал рассказы о детях польских офицеров, которым меняли имена в детских домах Верхотурского района. Однако, документальных подтверждений этому пока нет.

 

Литература:

1) Новиченков Н.Н. «…на Верхотурье в пристойном месте сделать тюрьму крепкую…». / История пенитенциарных учреждений города Верхотурье (1598-2010)/ Екатеринбург, 2012.

2) Пащина М. В. Верхотурский концентрационный лагерь №3. Бакунинские чтения: Материалы IV Всероссийской научной конференции, в 2-х тт. – Екатеринбург. АМБ, 2004.

Об авторе:
Новиченков Николай Николаевич, 1961 года рождения. Образование высшее — истфак УрГУ,
специализировался по археологии. 20 лет педагогического стажа. Член союза журналистов РФ.
С 2002 года — директор Серовского исторического музея. С 2007 года — директор Верхотурского
государственного историко-архитектурного музея-заповедника.